18.04.2024

стойте справа, проходите слева…

© Arvid MARTOVS, 2011
Когда-то Хрущев обзывал художников педерастами. Не всегда он был не прав. Но всегда не прав, когда пытался влиять на процессы, на которые не то, чтобы невозможно повлиять (очень даже возможно!), а на которые нельзя влиять. Например, на творчество. Мне скажут:

— Ну уж теперь-то мы, слава Богу, избавлены от такого влияния! Ну, нет, ребята.

Вообще, попытки «оседлать» творчество предпринимались человечеством очень давно и работали они по принципу «не разрешать». Система работала так столетия и продолжает так. 

Этому посвящены тысячи гневных филиппик, к этому привыкли, а Достоевcкий (и не только он, и не только в России) даже отказывался от данного ему права не подвергать свои тексты контролю Системы. Классик после бурной молодости пришел к выводу о наличии разумного начала в этом подходе.

Другое дело объяснить «мастерам культуры», что от них требуется. Тут отдельные случаи были всегда: ну, там, оду какую заказать, или некролог попышнее. Но это мелочи. 

Размах пришел в двадцатом веке, особенно с появлением «двух миров». Дело оказалось столь приятным и перспективным, что (задолго до крушения эпохи двух миров) эта практика проникла в абсолютно рыночные структуры мира «свободного», а после его победы торжественно растеклась по просторам одной шестой.
Таже Рок-музыка до начала восьмидесятых годов была вполне свободной, но вот после, господа вроде знаменитого Сола Юрока (Sol Hurok, он же Соломон Израилевич Гурков), прочно прибрали все к рукам. На звездном небосклоне, выше всех звезд зажглось слово «ПРОДЮСЕР» (в иных видах творчества существует тоже хорошее слово — «КУРАТОР»).
Вначале это были только деньги и ничего кроме денег. Музыкантов стали учить, что и как играть, художников — что и как изображать, дабы принести больше денег ИНВЕСТОРУ.
Как известно, одним из простейших законов бизнеса является постоянное тяготение к расширению оборота. Только оборот дает огромные деньги (не случайно сегодня даже торговля редкими вещами носит индустриальный характер. Французским коньяком, напитком произведенным из винограда только некоторых районов провинции Коньяк и выдержанным в бочках, изготовленных только из дуба, произросшего в провинции Лимузен (согласно легенде, конечно), торгуют по всему земному шару, во всех супермаркетах. 

Неважно, что такого количества дубов не росло в Лимузене и при Генрихе IV. Это дает ДЕНЬГИ! Какая тут поэзия и какие-такие особенные дубы?!
Тоже самое касается «дизайнерской» одежды, мебели ets. 

Это дает ДЕНЬГИ. А деньги водятся там, где водится народец.

Добыть деньги продюссер может с помощью любого подручного материала, были бы средства первоначального оборота. Был же Влад Сташевский Звездой (хотя, кто сейчас не звезда?). Был John Bon Jovi властителем подростковых умов? Был. Под ТАКИЕ ДЕНЬГИ были отработаны технологии по привлечению этого самого народца, а вот на это уже не могли не обратить внимания господа политики, и вот уже «Голосуй или проиграешь!»(1996). Но это не самое главное: ну поездили по стране, поагитировали за алкоголика на царстве, пять минут позора — полжизни в шоколаде. Автор сам не поклонник никаких демократий мира и в этом для него нет ничего удивительного. Страшно другое. В творческом поле постепенно (но целенаправленно) оставляются только люди всегда готовые сесть в поезд и помчаться по стране по первому свиску. Бабкоманы.

Достигается это теперь просто. Через телевизор. Убиваются одним выстрелом все зайцы мира:
потенциальному творцу объясняют где его место, подсаживают его на ДЕНЬГИ; создают очередного кумира для народца, что бы народец спрашивал у кумира , как жить дальше и за кого уже голосовать;
получают нового пассажира для очередного всегда стоящего на запасных путях агит-поезда;
и самое страшное — доводят до народца простую мысль о том, что ничего «разумного, доброго, вечного» не существует а музыка (живопись, поэзия и все остальное ) это только музыка (живопись, поэзия и все остальное ). Помните после очередного позорного проигрыша наши футболисты обычно говорят «это просто спорт» или «никто же не погиб»… И уже почти неинтересно смотреть на этот «просто спорт». Подобное делают и с искусством. 

Только в футболе глупые двадцатилетние мальчики хотят получать много денег и не нести никакой ответственности, а «персоналии» искусства, взрослые дядьки и тётьки вполне сознательно манипулируют бессознательностью народца и за его же деньги суют ему гнилой товарец.
А то, не дай Бог, в «понимание» войдет и настоящего чего захочет.
Ну нет у петросянов ответов на настоящие вопросы и не должно быть, ибо существуют петросяны для того, чтобы серьезных вопросов не было. 

Автору было бы наплевать на всю эту проблематику (он сам найдет себе и вопросы и ответы), если бы «телелевизор» был резиновый. Но это не так.
Занял эфирное время Никас Сафронов, художник. который вместо работ экспонирует свое стареющее, увы, лицо, и не хватило место в телевизоре художнику Тюбику с его живописью.
А не хватило места и не узнал народец, что «живет такой Добчинский». И подумал народец, что изобразительное искусство — это бороденка господина Сафронова, поглазел на нее, поглазел, да плюнул на это дело (забил).
Вот Большой театр был не резиновый и пел там Ленского Николай Басков, и совсем уже народец решил, что опера — это Николай, но ушелся Басков на эстраду, где самое ему и место и все шансы блистать. Это счастливое исключение. А сколько актеров, обладающих дикцией жующего кролика занимают место в телевизоре, а оттуда (волшебная сила искусства) расползаются по лучшим некогда сценам страны. 

Почему,- спросите вы,- Мы видим везде и всегда актера N? И на сцене и на даче, и в Лиссабоне на футбольном матче , и в передаче «Пусть…» и в передаче «Без…» То он вспоминает о ком-то, то кто-то (ну не совсем кто-то) вспоминает о нем, то, в крайнем случае, если нет другой идеи, он сам вспоминает о себе и передает себе привет? ««`
И почему мы не видим, скажем актера Х? Пьет? Бездарен?
Да, скорее всего, ни то, ни это. Просто, во-первых, место в телевизоре уже занято господином N (а телек, как мы помним не резиновый) и, как следствие, лучшие сцены страны не плачут о господине Х, и некому о нем повспоминать, и ему не о ком повспоминать.
А не о ком повспоминать — не на что построить домик и показывать нам его в телевизоре, а не показал домик, не взяли в очередной сериал пошамкать в уголке, да и не знаем мы никакого Х,  Вон N как подстригся, душка!
Замкнутый круг. 

Но кому-то он (этот круг) очень нужен. Речь , понятное дело не о господине N (респект ему!)
Он то думает, что это он титан, а он житель очередного Дома, правда на хорошем жалованье.
Вот не догадывается он, что при такой тенденции, насекомые из Дома 1, 2 скоро пересядут на его место т.к. жалованье попросят поменьше да и народец к ним уже попривык, сжился, волнуется:
— как там Колян? Даст ли ему Ирен?
А этот N чо-та на умняке сидит…
И не то автора угнетает, что N знаменит, а Х — нищ. Автор понимает, что это жизнь и пряников не хватает на всех. Но то тревожит автора, что выбор между этими господами все меньше и меньше основывается на действительной профессиональной пригодности кандидатов в STARS.

Автор дорого бы дал, чтобы узнать кто этим всем дирижирует и зачем? Но тайна сия велика есть. Классическим «Кому выгодно» не спасешься. Вроде, и никому не выгодно, а, вроде, почти всем.
Кроме народца да державушки. Ибо глупеет народец и державушка загибается. 

Кто видел, чтобы в сумасшедшем доме дурики сильно шиковали. Вот и здесь так, только там, у дуриков есть расходы на социальные нужды. Немного, но на кашу и клизмы хватает. Но это пока снаружи кто-то есть и эти расходы несет… А ну как все внутри отделения окажутся? Ой, трудно станет…

Так, что, граждане, любите искусство. Постарайтесь не пить паленого. Понимаю, что трудно, что «где его сейчас»? И перестаньте спонсировать весь этот кабак, в нем руками(ногами) безвинных тружеников «левоватого » искусства роют Вам (и Вам, товарисч, тоже, кстати) последний приют. И без продолжения в следующем сезоне.
Кстати, левее, так, случайно прикрутил учебный рисунок 1966 года.